Последние новости
Архив новостей за последний год

«Санкт-Петербург тоже на болоте построили — и ничего» Столичные префекты обсудили с москвичами прогр



В среду, 17 мая, сразу в пяти округах Москвы прошли встречи префектов с жителями, посвященные вопросу реновации. Побывав на них, корреспонденты “Ъ” убедились, что даже приступить к реализации самой масштабной за последние годы строительной программы будет для чиновников нелегко. Существующий вариант проекта вызывает критику как у непримиримых противников, так и у искренних сторонников: многим из них одинаково не нравится, что голосовать предлагают за программу, для которой до сих пор не принят окончательный закон. Параллельно обсуждаются многочисленные вопросы, возникшие после представления программы реновации, например о расселении коммуналок или об определении точных адресов нового жилья. Даже москвичи, желающие добиться включения в программу реновации, не всегда понимают, как им это сделать, если голосование уже началось, а их дома в списке нет. Сами чиновники еще больше запутывают ситуацию: стартовавшее голосование в МФЦ и на «Активном гражданине» они называют «простым опросом общественного мнения», а тем, кто недоволен предполагаемым местом переселения, указывают, что «Санкт-Петербург тоже на болоте строился».

Встречи жителей с префектами начались в середине апреля; как сообщал “Ъ”, они сразу вызвали настолько массовый интерес у горожан, что мэрия решила перенести оставшиеся мероприятия на несколько недель, сославшись на «необходимость подбора более вместительных помещений». Новые встречи прошли уже после митинга противников реновации на проспекте Сахарова и начала официального голосования жителей 4,5 тыс. домов по поводу сноса их жилья.

Встреча в Северо-Западном административном округе проходила в здании Дворца творчества на улице Маршала Тухачевского — уже за час до нее весь актовый зал на несколько сотен мест был заполнен, для остальных в холле быстро поставили лавки и оборудовали видеотрансляцию. В Южном, Юго-Восточном и Юго-Западном округах залы были также переполнены, причем в ЮВАО большая часть сидячих мест была занята уже за час до начала встречи, что дало критически настроенным горожанам основания предположить в соцсетях, будто власти специально привезли на слушания лояльную публику. Предположение подтверждалось тем, что вход в зал был перекрыт молодыми людьми, которые представлялись общественными советниками управы Люблино. Жителей ЮВАО, озабоченных планами сноса, советники не пускали в зал, утверждая, что мест нет, даже когда часть посетителей покинула помещение.

На улице Тухачевского всем пришедшим предлагали назвать имя, фамилию, адрес и телефон. Взамен выдавали анкету об отношении к реновации в СЗАО, где объяснялось, что реновация — это «снос ветхих пятиэтажных домов и строительство современных жилых кварталов». На выбор было три варианта: «Поддерживаю», «Не поддерживаю» и «В целом поддерживаю, но есть вопросы». На все вопросы обещали прислать письменный ответ. Тут же, в холле, развернули мобильное отделение МФЦ, чтобы желающие могли сразу проголосовать с помощью специальных бланков-заявлений. Рядом за столиками расположились представители департамента городского имущества, департамента здравоохранения, Москомархитектуры и других городских служб. «Все будет хорошо, бабушка, построят хорошие дома, голосуйте за»,— убеждала пожилую женщину одна из чиновниц. Но выслушав ее вопрос, помрачнела и ответила с сожалением: «Нет, ваши трехэтажки в программу не попали. Нет, не знаю почему».

Префекта СЗАО Алексея Пашкова дожидались в актовом зале под печальную музыку Эннио Морриконе. Некоторые жители на всякий случай захватили с собой плакаты: с одной стороны зала виделось «Набережная Новикова-Прибоя против сноса», с другой — такое же бескомпромиссное «79-й квартал — за реновацию».

«Перед встречей мы попробовали организовать консультации по всем вопросам,— сказал господин Пашков, появившись на сцене.— Ведь это сейчас важнейшая тема для каждого жителя округа». Он рассказал, что в СЗАО «по формальным признакам» в программу реновации попадают 660 домов, треть жилого фонда округа. «Формальный признак простой: пять этажей и ниже,— уточнил префект.— Но с каждым домом, конечно, надо разбираться отдельно». Необходимость реновации он объяснил «состоянием жилого фонда периода индустриального домостроения». «В прошлом году началась программа капитального ремонта. И организации, которые пришли на капремонт, столкнулись с тем, что пятиэтажки во многих случаях ремонтировать просто невозможно: они рассыпаются,— посетовал префект.— Это была одна из причин».

Глава управы Хорошево-Мневники Сергей Панфилов сразу пообещал, что жители снесенных домов бесплатно получат равнозначную жилплощадь. «Равнозначная квартира — что это? — рассуждал чиновник.— Это новые квартиры, которые по потребительским свойствам лучше старых. Равнозначная лучше, чем равноценная, потому что стоимость новых квартир будет выше». Площадь должна увеличиться за счет «коридоров, ванн, туалетов, кухонь» больших размеров. Еще потолки будут выше, звукоизоляция лучше, в окнах — стеклопакеты, в туалетах — «необходимое сантехническое оборудование». Вокруг новых домов разобьют парки («по возможности»), обустроят велодорожки, а «яркие, нестандартные фасады новых домов улучшат облик Москвы».

После таких обещаний не могли не возникнуть вопросы.

— Район Щукино, маршала Рыбалко, дом 14, корпус 4,— представился мужчина.— Прошу прокомментировать отсутствие нашего дома в программе реновации.

— Отвечаю сразу всем, чтобы было понятно,— тут же отреагировал префект Пашков.— Сегодня нет никакого списка реновации. Есть список домов, по которым изучается общественное мнение.

Жители, которые на пути к залу прошли мимо столика МФЦ с табличкой «Голосование», потрясенно молчали.

— Очень простая история. Это не включение в список реновации, это изучение общественного мнения,— еще раз подчеркнул префект.— У нас в округе 660 домов по формальным признакам попадают в программу, а 340 домов из них попали в программу изучения общественного мнения. Вышло постановление не о включении в список реновации, а об изучении общественного мнения!

В зале поднялся шум.

— Здесь не митинг, а встреча с населением, давайте разговаривать конкретно,— рассердился чиновник.— Ваш дом не попал в изучение общественного мнения. Это изучение имеет просто характер социологического исследования. Вы очень хотите попасть в список реновации?

— Да, хочу.

— Вы проводите общее собрание дома, представляете документ в управу, и я вам гарантирую, что ваш дом попадет в список реновации. Достаточно я вам ответил?

Следующий вопрос задала пожилая жительница из дома по адресу улица Малиновского, 3.

— Вы знаете, что у нас в районе есть общежития?

— Я вам больше скажу,— похвастался чиновник.— Я знаю, что у нас 15 бывших общежитий. У вас, скорее всего, дом с приватизированными квартирами, так что вы имеете право провести собрание, и мы вас включим.

— Северное Тушино, вот у нас соцнаем в муниципальной коммунальной квартире, мы на очереди больше не стоим,— спросила другая женщина.— Как у нас будет?

По словам префекта, на «собственные квартиры» могут претендовать только те, кто стоит в очереди на улучшение жилищных условий. «Если бы у вас по закону была нужда в улучшении, вы бы стояли сейчас в очереди,— объяснил женщине чиновник.— Значит, у вас нет нужды. Может, у вас квартира вторая или еще что».

Накануне жители нескольких коммуналок в разных районах Москвы рассказали корреспондентам “Ъ”, как они лишились места в очереди. Сразу по восьми разным адресам независимо друг от друга описали одну и ту же схему. В 1970–1980-х при заселении в общежитие жильцам выделили жилплощадь объемом 12,3 кв. м на человека и тут же поставили в очередь на отдельную квартиру, так как по норме на человека должно приходиться минимум 18 кв. м. Но в 2015 году всех жильцов уведомили, что теперь их дом считается не общежитием, а коммунальной квартирой. После этого жильцам пересчитали площадь, приписав дополнительные квадратные метры за счет общих коридоров, кухонь и душевых. Таким образом, большинство из них оказались по документам обладателями большей жилплощади, хоть в реальности их жилищные условия никак не изменились. После этого их и сняли с очереди.

Возмущенные жители района продолжали задавать префекту Алексею Пашкову один и тот же вопрос в разных формулировках: почему именно их ветхий дом так и не вошел в программу реновации.