Последние новости
Архив новостей за последний год

Общаги Москвы. Собянин, улыбнись задом!


Свободу нашим защитникам

5 марта в 15-00 у Петровки 38 пройдет пикет в защиту Грачьи Погосова, Игоря Полозенко (находятся под домашним арестом), Максима Митулинского (ему следователь пока разрешил погулять на свободе). Акция будет организована жильцами общежития «Московский шелк».

Напоминаем, руководство ЗАО "Московский шелк" для зачистки от жильцов «честно украденного» здания общежития дало инструкции ЧОПовцам создавать жильцам невыносимые условия. Сначала к людям просто не пускали гостей, затем начали угрожать, ломать стены жилых комнат, одну из обитательниц общаги просто выкинули на улицу.

В январе 2013 года на беду откликнулись активисты общественных, политических движений и просто неравнодушные люди. Естественно это не осталось безнаказанным. Трое волонтеров виновных в том, что вошли в здание дома по приглашению жильцов и против воли охранников, были обвинены в злостном хулиганстве.

Заявлениями жильцов на действия охранников (не пускавших к ним гостей, угрожавших им, применявших к ним физическую силу) пилиция не заинтересовалась.

Доверие к ДЖП. Зверски замучено

25 февраля прошли похороны доверия жильцов общаг к департаменту жилищной политики. Напротив ДЖП был возложен венок с надписью «Наше доверие к ДЖП. Зверски замучено. Помним, скорбим». О том, почему люди так относятся к муниципальным чиновникам, очень много говорилось на следующий день, на круглом столе, организованном депутатами Мосгордумы от фракции КПРФ.

Зачистка очередников

Мероприятие открыл руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков. Он заявил, что в Москве нет вопроса серьезнее, чем вопрос обеспечения граждан жильем.

«На сегодняшний день жилищная проблема не имеет четкого решения, более того, мы видим в бюджете Москвы свертывание целого ряда программ и прекращение финансирования строительства жилья, а также не получаем ответы на вопрос, каким образом всё-таки будет решен этот наболевший для горожан вопрос», - заявил он. Далее Андрей Евгеньевич рассказал, что на сегодняшний день бюджет города предполагает строительство не более 600 тыс. кв. метров социального жилья в год, что не позволяет решить ни одной проблемы.

«К общежитиям, к очередникам добавляются проблемы переселенцев и дольщиков, и если город не поставит перед собой задачу финансовых вложений в эту сферу, то будет сложно надеяться на решение проблемы». – Подытожил А. Клычков свое выступление.

Далее выступил П.Н.Кушаков ОК «Московские переселенцы», рассказавший о том, что политику московского руководства в жилищной сфере можно описать двумя краткими словами – зачистка очередников. Людей снимают с очереди, как за намеренное ухудшение жилищных условий даже за то, что они осмелились пожениться или наоборот развестись.

Также Кушаков рассказал, что организация «Московские переселенцы» борется за права жильцов расселяемых аварийных домов, ныне лишенных возможности сохранить район проживания.

«Пусть это будет другой район, но стоимость предложенной квартиры не должна быть меньше, чем у старой. Необходимо, чтобы человек, который проживает в Свиблово в однокомнатной квартире и претендующий на улучшение жилищных условий, не выбывал из своей московской квартиры в отдаленный Троицк. Более того, - заметил эксперт, - граждане, которые отказываются переезжать по такой программе, и вовсе снимаются с очереди». Для борьбы с подобным издевательством и над здравым смыслом и над людьми «Московские переселенцы» попытались внести законопроект, однако Мосгордума (напоминаю, большинство депутатов в ней вполне себе ядреные) отклонила оную инициативу.

И пририсуем и припишем

Валентина Чекалкина, жительница одного из общежитий Главмосстроя, рассказала, как чиновники издеваются над ними. «В нашем микрорайоне «Нагатино-Садовник», находится семь общаг «Главмосстроя» - пятиэтажек коридорной планировки. – Пояснила она. - Состояние, в котором находятся эти дома, трудно назвать пригодным для жизни. Дома с двух сторон скреплены швеллерами, потолки грозят обвалиться, а пол прогибается.

Уже в 91 году эти дома подлежали выселению, но решение так и осталось на бумаге. А Единственное, что за все эти годы сделало для нас РЭУ - поставили душ в ванных. И всё!» Ну, а жильцов снимают с очереди стандартным для Москвы методом – объявляют дом коммуналкой и приплюсовывают площадь коридоров общего пользования к жилой площади, а потом заявляют – что жильцы уже достаточно обеспечены жилой площадью (Если у жильца площадь 18 и более квадратных метров на человека, то его снимают с очереди на улучшение жилищных условий). Пока еще ДЖПшные чиновники не научились приплюсовывать к жилой площади площадь крыш и дворов перед домами, но по чисто субъективному мнению автора статьи, время, когда они начнут делать и то, совсем не за горами.

Мать защитника отечества – на улицу

Выступившая на круглом столе Нина Пистехина рассказала что ей, как матери погибшего в Чечне офицера, должны были выделить квартиру (своей квартиры у Пистехиных не было, жили на снимаемой сыном), однако на выделенную квартиру нашелся покупатель, и в итоге Пистехина осталась на улице. «Я сломала ногу, возвращаюсь из больницы на костылях, а «дверь вскрыта – мои вещи вывезены». Сначала мать офицера, кавалера ордена Мужества (получен посмертно), участника боевых действий в 15 горячих точках, жила на вокзалах, теперь, вместе с другими такими же несчастными обитает в приемной правозащитной организации «Комитет за гражданские права».

Режиму не нужны авиастроители, медики тоже

«Завод «Салют» в недавнем прошлом был флагманом российского авиастроения, - заявила Алена Желяпова, - совсем недавно руководство завода проводило политику развития. На завод приглашали специалистов со всех концов страны. В 10 том году руководство сменило политику».

Ну а после того, как был взят курс на акционирование (это щас так банкротство с последующим разворовыванием обычно называется. А.З.) специалисты стали не особо нужны. Жильцам общежития было объявлено, что они могут уйти куда хотят. «Мы боремся против этого более двух лет, – говорит Алена Желяпова, - Мне уже 40 и я боюсь, что могу оказаться на месте предыдущего оратора».

Впрочем, по словам Алены: «Мой сын не пойдет защищать это государства, которое с детства пыталось выгнать его из дома!»

История Фирузы Ашуровой так же выступавшей на круглом столе, похожа на историю Алены Желяповой просто до боли. Ее, как и других медиков, живущих сейчас в доме по адресу Симферопольский бульвар 19, то же сначала пригласили на работу, обещав жилье. А теперь они стали не нужны чиновникам, так же как стали не нужны авиастроители, и их пытаются гнать вон из дома.

Памятник современной культуры

Маниева Мургиба (Дубининская 57) рассказала, что после того, как их комбинат был обанкрочен, а собственник захватил их общагу: «переделали документы, дом объявили нежилым. На нас поочередно натравливали три охранные структуры, нас избивали и унижали». Люди устояли и дом, наконец, передали городу. Следует отметить, что собственник озабоченный выкуриванием жильцов, ремонтом дома совершенно не занимался, в результате здание может похвастаться такими достопримечательностями, как сквозная дыра в потолках с четвертого этажа на второй. Город, в введенье которого дом, наконец, отошел, совсем не горит желанием делать ремонт и расселять жильцов. Впрочем, одно город сделал – объявил дом, вместе с дырой, памятником культуры. Возможно, городские власти так гордятся своим отношением к жильцам, что хотят его увековечить.

Мы пришли в ДЖП. Нас спустили с лестницы

Дмитрий Качалаевский рассказал о том, что служебные дома вертолетного завода им. Камова были переданы городу как пустые. Жильцов, проработавших на заводе и проживших в этих домах не один десяток лет, учесть «забыли». Вскоре городские власти инициировали судебные иски о выселение работников завода Камова из квартир. После серии акций протеста выселение через суд прекратилось и людям начали предоставлять договора социального найма. Большинству, но не всем. В 10 квартирах оказались совершенно неожиданно для жильцов прописаны родственники заводского и милицейского начальства. Обитателям этих квартир соцнайм не дают.

Кроме этого, один из заводских домов, дом по Камова, 26 тот самый в котором жил Дмитрий, сгорел при странных обстоятельствах (пожар начался в комнате, в которой не было ни проводки, ни жильца. Пожарные приехали сразу, однако тушить начали только через час. А.З.) Проблема жильцов сгоревшего дома тоже не решается.

«Мой дом сгорел 10 мая. Я остался без жилья. До сих пор дом не чинят. Префектура говорит, что ничего не может поделать - ждем межведомственной комиссии. Мы пришли на прием в ДЖП - в ДЖП вызвали ОМОН и нас спустили с лестницы!» - Рассказывает Дмитрий.

Как вести диалог с властью?

«Мы не можем вести диалог с властью, потому что власть к нам не прислушивается, - заявил Денис Зоммер (помощник депутата Бориса Кашина), - власть дергается, только когда люди, допустим, приходят к мэрии, как пришли этой весной. Когда люди надолго устроились там, начали вести свой быт, только тогда нас услышали» (именно после этой акции чиновники дали соцнайм большинству жильцов служебных домов завода им. Камова, нашли жилье 2-м семьям, обитающим в общаге В.Ч. 62112, отозвали иски о выселении жильцов из одного из салютовских общежитий (Буденова, 16), обещали предоставить соцнайм жильцам другого общежития «Салюта» (9-тая улица Соколиной горы). С этим, правда, обманули, что и послужило темой новых акций протеста. А.З.)

Средневековье в центре Москвы

В зале присутствовала депутат Александра Парушина (депутат Муниципальное Собрание ВМО Хамовники), рассказавшая о ситуации в общежитии Московского шелка (Большой Саввинский, 12),:

«Мы увидели полнейшее средневековье в центре Москвы, то есть мы увидели взломанные стены, мы увидели ошалевших совершенно ЧОПовцев без опознавательных знаков, которые сидят око